Водяные ирисы


водяные ирисы

Жаркий июньский день клонился к закату. Лето как-то сразу и неожиданно наступило. Наработавшись в саду и устав, Татьяна решила пойти искупаться в пруду.

Пруды были совсем недалеко и было их четыре. Поразмышляв немного, Татьяна пошла на самый ближний, неглубокий и проточный. Местная, дачная, ребятня, любила этот пруд, но уже накупавшись, тусовалась на дачах, на пруду никого не было.

Дорога к пруду вилась вдоль кромки посадок породистых елок, которые разводились на семена и были посажены редко и красиво. Идти нужно было под-гору.

Солнце светило прямо в глаза, но солнечные лучи не слепили, а прятались и возникали из-за высоченных берез, росших за прудом.

Ласковая теплынь, начинавшегося лета, обволакивала и расслабляла уставшее за день тело. Захотелось никуда не спешить. Мобильник был оставлен на даче, специально. Никого не хотелось слышать и разговаривать. На душе было пусто. Затянувшаяся черная полоса в ее жизни никак не хотела заканчиваться.

Разного рода неприятности на работе, где вроде бы за 20 лет ничего не могло уже ее удивить, порядком надоели. Все что-то хотели от Татьяны. Кто-то зарился на ее уютный, с хорошей техникой кабинет, кто-то интриговал и тянул ее на свою сторону. От всего этого она просто сбежала на дачу и отключала телефон. Сложнее было дома. От домашних проблем телефон не выключишь, не отгородишься поездкой на дачу.

Про такое ее любимый актер Олег Табаков говорил »Вся жизнь полосатая:полоса- повидла, полоса-гавна. ». У Татьяны давно и видимо надолго была вторая полоса. Спустившись к пруду Татьяна обомлела. Прямо перед ней, на мелководье, по берегу, зацвели водяные ирисы. Росли они буйно, небольшими группками и казалось, что весь пруд как в венце из желтых, на высоких шпажках, необыкновенно красивых цветов. Благородные и изысканные создания ирисы. Великолепие цветков соперничает только с красотой их листвы.

Налюбовавшись ирисами, Татьяна решила искупаться. Пруд был небольшой, с заросшим неудобным берегом. Местные жители, для летних купаний детворы, соорудили купальню с прочным, железным помостом, с удобными, железными ступеньками и поручнем. Было просто и приятно спускаться в воду.

Быстро раздевшись, Татьяна уселась на железном, нагретом за жаркий день, помосте. Ирисы с этой стороны были еще виднее. Небольшой ручеек вытекал из пруда и ирисы гордо сторожили протоку.

Болтая в воде ногами и стараясь хоть немного расслабиться и отгородиться от кучи проблем, Татьяна смотрела на высокое, по-летнему, голубое небо, с плывущими кучами облаков и на высоченные березы вдоль лесной дороги.

Неожиданно прямо перед ней, в воду плюхнулась со всего размаха какая- то крупная муха. И начала, как сумашедшая, бить крыльями по воде, пытаясь взлететь. Течение в этом месте было слабое, но и оно пригоняло сюда мусор со всего пруда. Мусор местами утекал с водой, но тот, что покрупнее, вроде небольших палок и стеблей прибрежной растительности собирался и образовывалось небольшое, стоячее болотце.

Прямо, в метре, перед мухой плавало гнилое бревно, забравшись на него, муха взлетела бы и спаслась. Но нет, муха упорно била по воде крыльями, и все дальше отплывала от своего спасения.

Иногда устав, муха затихала и тогда потихоньку, с течением, приближалась к спасительному бревну. Еще немного и спасение - вот оно. Но нет, сумашедшая муха, отдохнув, вновь начинала бить крыльями и удалялась от бревна.

Так продолжалось несколько минут, которые для мухи по-видимому были вечностью. Силы покидали глупое создание, а спасительное бревно было далеко. Татьяна с надеждой и мольбой обращалась к мухе: »Дура не мельтеши, отдайся воле течения, затихни и потерпи!». Все было напрасно, муха верно погибала.

Татьяна спустилась по ступенькам в воду, решив спасти сумашедшую муху и поплыла к бревну. Это только усугубило ситуацию, муха не на шутку испугалась кругов по воде и еще сильнее захлопала крыльями. Сделав несколько гребков Татьяна поняла, нет, муху так не спасти - лучше не мешать, может выберется сама. Отплыв подальше, Татьяна легла на спину, распластавшись по воде.

Будь, что будет. Ей не хотелось смотреть на гибель мухи.

Высоко над Татьяной было голубое небо, а вода холодила и успокаивала. Донные ключи и небольшая глубина пруда разделяли всю толщу воды на теплые и прохладные слои. Плавая, Татьяна радовалась теплым слоям и быстро уплывала от холодных. Казалось, что опытный массажер то ласково нежит уставшее тело, то заставляет концентрироваться и готовится к будущим нагрузкам.

За березами, на небе начал проявляться бледный край луны. Резкими, быстрыми движениями уплывала Татьяна от глупой мухи, на другой конец пруда. Водяные ирисы дружно и красиво цвели вдоль всего берега. Долгожданное, ласковое лето пришло наконец. Вечер оканчивался роскошным желто-красным закатом, обещавшим жаркий завтрашний день.

Начинало темнеть. Нужно вылезать из воды и идти домой. Уже легкий туман появился в зарослях осоки и медленно скрывал берег. Повернув к купальне и проплывая мимо, мухиного бревна, Татьяна не увидела муху. Что с ней стало? Неизвестно.

«Телефон на даче наверняка разрядился от звонков. Надо купить новый. Со старым не жизнь, когда-нибудь подведет». Какие–то полезные, нужные и правильные мысли вдруг возникли у Татьяны. - «Нет, нельзя быть глупой мухой» решила Татьяна. «Надо успокоиться, набраться терпения, не спешить и не тормошить близких. Пусть пройдет время, что-то наверняка изменится и уляжется.»

С такими спасительными, простыми мыслями, отдохнувшая и свежая после купания, Татьяна вылезла из воды и пошла к даче.

Луна уже выплыла над кромкой леса и вовсю светила. Запоздалый, июньский, соловей вдруг вспомнил, что он еще одинок и надо искать пару. Высокая трель разнеслась над прудом, где цвели желтые водяные ирисы.

(Н. Свивальнева)


Рассказы