Поспешишь - людей напугаешь


Все начиналось довольно весело, впрочем, не менее весело и закончилось, по крайней мере, спустя некоторое время, мы вспоминаем об этой истории с улыбкой. Ехали мы в тот пасмурный день ранней весны по каким-то делам в соседний городок вместе с начальником местного ГОВД, тогда еще майором, Макаровым. Ну, для кого-то он, конечно, майор милиции и большая шишка, а для меня – мой бывший одноклассник, друг детства и юности и просто «кореш» Генка. Правда, из прежнего худощавого подтянутого парнишки, с которым мы когда-то воровали черешню у соседа деда Гриши и заедали чесноком сигареты, чтоб родители курева не унюхали, он превратился в пузатого дядю с отвисшими щеками и синеватым по причине склонности выпить носом. Но внутри это остался тот же самый Генка, верный и надежный друг. А говорят еще, что власть людей портит. Думаю, это не совсем так, если ты был человеком, то человеком всегда останешься, даже став президентом. Да и знаменитый бард, безвременно ушедший из жизни, став жертвой перестроечного беспредела, выразился точно так: «Перестроить можно рожу, только душу – никогда».

По своей натуре Генка, или Геннадий Петрович Макаров, как его ныне величают, человек очень веселый, про таких говорят - душа компании. Любит пошутить, но по-доброму, безобидно. Вот, едем мы, я за рулем, а он заметил впереди пост, тогда еще ГАИ, протягивает мне свою визитную карточку и усмехается: «Давай приколемся, хочешь бензинчиком на халяву подзапастись?». Я сразу сообразил, что он задумал. Умышленно слегка превышаю скорость, а на знаке разрешалось не более 60-ти, сотрудник, разумеется, сияя чувством честно выполняемого долга, машет жезлом, бросаясь под колеса. Я спокойно останавливаюсь у обочины, приоткрываю окошко и протягиваю демонстративно визитную карточку начальника ГОВД. Не дожидаясь, пока «гаишник» оправится от шока, испытанного после просмотра примитивного, но весьма весомого, документа, заявляю без чванства, как бы привычно: «Ребята, мне бы горючки литров двадцать». Тот пошел, с напарником посоветовался, что-то они там обсудили, а потом возвращаются уже вдвоем: «У Вас канистра свободная найдется?», - спрашивают. Конечно, у меня всегда имеется пустая канистра в багажнике.

В общем, отлили они нам бензина, и мы, смеясь, едем дальше. Генка достает из-за пазухи флягу плоскую на пол-литра, тогда такие в Союзе редкостью еще были, наливает в крышечку, сделанную в виде рюмки граммов на семьдесят, коньяка и дергает, довольно фыркая и занюхивая рукавом. Мне предлагает, я отказываюсь, за рулем же! Нет, ну надо же такое? Начальник милиции сам наливает водителю!!! А он усмехается, разводя руками: «А я нынче не при исполнении, ха-ха-ха». Уговорил-таки, дернул и я, а коньяк хороший, импортный, сразу на сердце потеплело, и жизнь такой сказочно прекрасной показалась. Едем, болтаем о том - о сем, на трассе туман и автомобилей почти не видно. Неожиданно настигает нас белый «жигуленок» на бешеной скорости, пошел на обгон, со свистом промчался мимо и исчез далеко впереди, словно погрузившись в туман. Генка театрально округлил глаза, глядя на меня: «Я не понял, че это было?». «Летучий Голландец», - пошутил я, - «Кто-то навстречу со Всевышним торопится». «А», - понимающе протянул тот, - «Ну-ну, надеюсь, не опоздает»… Мы еще больше развеселились, а там еще по рюмочке, и это все в пути.

Проехали мы еще пару километров, и тут из тумана показывается нечто из фильмов ужаса. За обочиной в кювете лежит перевернутая машина кверху колесами, и главное, колеса крутятся, двигатель продолжает работать, из выхлопной трубы дым валит. Присмотрелись, ба, да это тот самый белый ВАЗ Тольятти, что обгонял нас недавно. Надо ж, Генка, как в воду глянул, успел-таки горемычный туда, куда торопился. Но шутки шутками, а дело-то серьезное, и необходимо меры какие-то предпринимать. Остановились мы подальше, мало ли, двигатель-то работает, вдруг взорвется к чертям собачьим, так и нам достанется. Сидим, думаем. Надо подойти посмотреть, первую помощь оказать, если это еще поможет, скорую и ГАИ, разумеется, вызвать. «Не», - заявляет Генка, - «Хочешь, иди, а мне еще жить не надоело». Мобильных телефонов тогда еще и в помине не было, и чтоб сообщить об аварии или несчастном случае, необходимо было искать ближайшую точку линейной связи. Вот мой влиятельный пассажир и предложил, что он поедет звонить, а я пока с пострадавшим разберусь. Я не согласился, и мы некоторое время отчаянно спорили, что делать. Самым оптимальным было ехать вдвоем, но Генка даже не совсем трезвый, а трезвый полностью он никогда не был, ясно осознавал ответственность за неоказание первой помощи.

После тщательных уговоров и убедительных аргументов, мы все-таки договорились осмотреть место происшествия. Оба еще раз грохнули по стопарику для храбрости и приблизились к перевернутым «Жигулям». Картина, что предстала нашим глазам, могла бы великолепно украсить своим присутствием любую кинокомедию. В перевернутой машине сидит вниз головой пристегнутый ремнем безопасности, в стельку пьяный водитель и, матерясь, на чем Свет стоит, продолжает упрямо газовать и крутить рулем, не соображая, почему это его автомобиль не слушается управления. Мы так и покатились со смеху. Потом начали недотепу из машины вытаскивать, так он сопротивляется, орет на нас, пришлось его даже по шее раза три стукнуть, чтоб утихомирился. Выволокли, наконец, показали, в каком состоянии его «тачка», что сразу оказало должное воздействие. Водитель – камикадзе некоторое время недоуменно смотрел на свое транспортное средство, находящееся в необычном положении, пока, наконец, догадался повернуть ключ в замке зажигания и заглушить мотор.

Потом, то плача, то матерясь, начал «жаловаться» на то, что его жена девочку родила, а он спешил ее родителей обрадовать, ну и сам на радостях «нализался», в общем, обыкновенная история. Предложили подвезти, он отказался, попросил, чтоб сообщили, куда следует. Генка ему заявляет так участливо: «Тебя ж теперь, дурака, прав лишат на всю оставшуюся жизнь», а тот с возмущением: «А че ты мне предъявляешь? Ты что, мент, что ли?». Каково же было его изумление, когда Генка ткнул ему в нос развернутое удостоверение. Ну, попал, мужик. Только, говорю же, Генка – пацан, что надо, человечище! Полюбезничал с потерпевшим, даже стопку коньяка тому налил, чтоб нервы успокоить, а потом говорит: «Да, не переживай ты так, на вот, скажешь, что мой знакомый», - и дает ему свою визитку. Вот уж точно, это сытый голодного не разумеет, а пьяный с пьяным всегда общий язык найдут. Короче говоря, сообщили мы на ближайший пост автоинспекции о происшествии и добрались без приключений, куда надо было. А когда назад возвращались, Генка купил две бутылки водки и говорит в ответ на мой немой вопрос: «Это лекарство. Надо ж нервы подлечить, мы ведь из-за этого идиота столько страху натерпелись…». В общем, подлечили мы нервы так, что на следующий день жить не хотелось. А пострадавший порядочным оказался, нашел нас с Генкой, что было совершенно не трудно, и на крещение своей дочери накрыл роскошную поляну. А вообще, Генке мемуары бы писать, целая антология хохм получилась бы.