Мусульманское господство


В 711 году одна из вестготских группировок призвала на помощь арабов и берберов из северной Африки, которых впоследствии назвали маврами. Мавританским корпусом руководил Тарик ибн Зияд (название Гибралтар происходит от его имени — искажённое «Джабал Тарик» — «Скала Тарика»). Арабы переправились из Африки в Испанию и победой вблизи Херeс-де-ла-Фронтeра, на реке, называвшейся у арабов Вади Бекка, положили конец просуществовавшему почти 300 лет вестготскому государству. Почти вся Испания в короткое время была завоевана арабами и составила часть большого халифата Омeйядов.

Завоевание полуострова маврами всего за несколько лет — удивительный пример быстрого распространения ислама. Несмотря на отчаянное сопротивление вестготов, через десять лет незавоеванными остались лишь горные области Астурии.

До середины VIII века мавританские территории входили в состав халифата Омейядов, к этому же времени относится происхождение названия мавританского государства Аль-Андалус, территория которого то увеличивалась, то уменьшалась, в зависимости от успехов Реконкисты.

Арабы (мавры) в первое время обходились с населением покоренной Испании очень милостиво и щадили их имущество, язык и религию. Господство их облегчило положение низших классов и евреев, а переход к исламу оставлял рабам и подневольным свободу. Принимали новую веру и многие из свободных и знатных, и вскоре к ней принадлежало большинство арабских подданных. В то же время мавры были очень терпимы к христианам и иудеям, предоставляли автономию различным областям и внесли огромный вклад в развитие испанской культуры, создав неповторимый стиль в архитектуре и изобразительном искусстве.

Особенно твердыми оказались христиане Кoрдовы, из которых иные потерпели даже мученическую кончину (святой Евлог и святой Леокрития, 859 год). Христиане, не желавшие менять веры, должны были оплачивать ежегодный налог. Между отдельными лидерами арабов вскоре возникли кровавые несогласия, которым в 755 году положил конец единственный из Омeйядов, избежавший истребления Аббасидами, — Абд ар-Рахман I ад-Дахил из рода Омейядов, бежавший в Испанию и основавший здесь особое государство (со столицей в Кoрдове), которое он, опираясь на 40 тысячное войско из рабов и берберов, оставил в наследие потомкам. Расцвет халифата пришёлся на правление Абд ар-Рахмана III, провозгласившего себя халифом нового халифата, противопоставлявшего себя Багдадскому халифату династии Аббасидов. Господство мавров нельзя назвать просто завоеванием полуострова.

Несмотря на частые возмущения наместников и смуты из-за споров о престолонаследии и чрезмерного гнета податей, преемники Абдуррахмана умели поощрять науки и искусства и способствовать спокойному развитию промышленности, торговли и земледелия. Достаток и образование росли; Кoрдова была одной из самых блестящих столиц. При Абдуррахмане III (912—961 годы), в 923 году принявшем титул халифа, арабская наука и искусство в Испании достигли высшей степени расцвета. Многолюдные города украсили страну; в одной области Гвадалквивира было, по современным известиям, 12000 населенных мест. В Кордове было около полумиллиона жителей, 113 000 домов, 600 (по другим источникам — 3000) мечетей, прекрасные дворцы; с Кордовой соперничали другие города, как, например, Грaнада, Севилья, Толедо. При сыне Абдуррахмана III, поэте и ученом Гакаме II (961—976), собравшем в своей библиотеке до 400 000 свитков, Kордовский университет был самым знаменитым в Европе. При бесхарактерном сыне его Хишаме II (976—1013 годы) халифат стал падать. В начале XI века после смерти фактического правителя, великого везира ал-Мансура Арабский Кордовский халифат распался на множество мелких независимых государств — тайфов.

Арабам не удалось совершенно слиться с населением и основать государственный строй на твердых законных основах. Деспотизм и анархия чередовались в стране: то всякая связь государственности распадалась, наместники и высшие военачальники отказывались повиноваться, то вся страна лежала у ног правителя, которому удавалось подчинение возмутившихся, при помощи наемных войск. Народ предался погоне за наслаждениями и относился ко всему пассивно. Знаменитейший из министров Хишама II, Ибн-али-Амир, более известный под именем Альмансорa, умно и храбро, хотя и деспотично управлявший государством, временно поддержал славу арабского оружия: он разрушил Сантьяго, святой город Галисии, и взял у христиан их столицы — Леон, Памплону и Барселону.

После смерти его сына, Аду-аль-Мелика Мозафара (1008 год), правившего с энергией отца, первые министры (хаджибы) сделали свою власть наследственной. Уже при втором преемнике Альмансора началось междоусобие. Омейяды и Хаммудиды (Эдризиды) быстро сменялись на престоле халифов, и с Хишамом III в 1031 году бесславно сошёл с престола последний из Омeйядов.

Разные полководцы, арабские и берберские аристократы на развалинах Кордовского халифата создавали ряд самостоятельных государств, которые просуществовали недолго. Все это благоприятствовало христианским государствам, существовавшим в пределах Испании. Сначала только немногие вестготы, бежавшие в горы Астурии, сохранили независимость и соединились под властью храброго Пелайо, или Пелагия, которого предание называет родственником вестготских королей и первым королем Астурии; испанские летописи называют его возобновителем свободы испанцев.