Евгений Моргунов


Кто не знает всемирно известного кинематографического триумвирата «Три толстяка», созданного по одноименной сказке Юрия Олеши? Не в меру упитанные мужчины символизировали угнетение народных масс. Другая, еще более популярная тройка была создана неуемно-пылким воображением и выпестована юмористическим талантом кинорежиссера Леонида Гайдая. Вышедший на экран более трех десятилетий назад фильм «Пес Барбос и необыкновенный кросс» заставлял надрывать от безудержного хохота животы миллионов зрителей. В том и другом фильме роль «главного толстяка» и «Бывалого» играл один и тот же артист — Евгений Моргунов.

Евгений Моргунов

Любимец публики

Моргунов, Никулин и Вицин

Все три персонажа гайдаевского фильма: Трус — Вицин, Балбес — Никулин и Бывалый — Моргунов — экспонаты единственного в мире прижизненного «Музея трех артистов». Каждый из этой великолепной тройки обладает чувством юмора. Каждое имя окружено былями и небылицами. И каждый из них стал мишенью для анекдотов. Начнем с самого весомого (в буквальном смысле слова), с толстяка — Бывалого.

Болваночник и вождь

По уверению Евгения Моргунова, в четырнадцати-пятнадцатилетнем возрасте он был «болваночник». В суровые военные годы (1942 г.) работал на заводе «Фрезер», изготовлял болванки для артиллерийских снарядов. Его любимым артистом в тот период был Леонид Утесов. Пытался ему во всем подражать, даже петь. Но самой заветной тайной мечтой было стать таким же популярным и узнаваемым артистом. Храбрости и наглости не занимать: взял и написал письмо… самому Сталину с просьбой определить на работу по призванию души в какой-нибудь театр.

Самое интересное и невероятное случилось через пару недель. Переполох грандиозный. Вызывают к директору завода и зачитывают ответ: «Рекомендовать товарища Моргунова для поступления в Камерный театр Таирова… (ныне театр имени Пушкина) в качестве актера вспомогательного состава...»

Дебют

До создания «великой тройки» Моргунов прозябал в Театре киноактера на последних ролях, что называется, в массовке. Однажды в дирекции театра раздался звонок из ЦК партии. Голос, не терпящий возражений, сообщил, что завтра приедут товарищи Молотов и Каганович и будут вести разговор о перспективах советской кинематографии.

Кто много жил, тот много видел. Всезнающая молва утверждала, что никогда, никому звонок из столь высокого учерждения не приносил радости. Тем более личный приезд высокопоставленных лиц. Визит обещал волнения до изморози в костях...

Человек юмористической авантюры, Моргунов вышел навстречу гостям и представился как директор и художественный руководитель театра в одном лице. Около часа продолжалась беседа коммунистических вождей с самозваным директором. Он прекрасно осветил положение дел в кинематографе и попросил прибавить зарплату артистам нижней категории, так как талантливая молодежь — надежда советского кино.

Высокочтимые гости согласились с его доводами. Проводив их до машины и будучи человеком долга, отправился успокаивать директора и художественного руководителя, находящихся в полуобморочном состоянии. Он был собой доволен и точно знал, что получит прибавку к зарплате, поскольку принадлежит к талантливой молодежи...

Карл Маркс был прав

Встретив артиста Бориса Сичкина, Моргунов предложил пойти поужинать в ресторан «Националь». Борис отказался, сказав, что он пуст. Но Моргунов заявил, что проблем нет. Несмотря на достаточное количество мест, в ресторане они не садились. Моргунов попросил вызвать директора ресторана, которому сообщил, что необходимо поставить столик на двоих, чтобы просматривались сидящие неподалеку люди. А столик не привлекал к себе внимания.

— Есть,— сказал директор. - А что будете есть?

— На ваше усмотрение. Мы ведь не ужинать сюда пришли. Понятно?

Директору было все понятно, поскольку через пару минут стол был уставлен горячительными напитками и деликатесными закусками. С таинственным, непроницамым видом он что-то нашептывал Сичкину на ухо. Через пару часов оставив на тарелке пару ломтиков лососины, попросил подозвать директора, у которого спросил счет.

— Какой счет? — удивился директор.— Вы наши дорогие гости. Рады вас видеть.

На лице Моргунова засияла улыбка, слегка напоминающая выжатый лимон. И, как великий дар, он вяло протянул директору для прощального рукопожатия руку. Выйдя на улицу, обратился к Сичкину:

— Борис! Наверное, Карл Маркс был прав. Капитал губит души. Деньги практически не нужны. В этом ты сейчас убедился. Тем более что мы идем к коммунизму. Денег не будет совсем. Разве что припасти на дорогу? Но, как бы то ни было, спасибо нашим «органам». Что б мы делали без них?

Бывалый, Трус и Балбес (Е.Моргунов, Г.Вицин и Ю.Никулин) в фильме 'Кавказская пленница'

Бывалый, Трус и Балбес (Е.Моргунов, Г.Вицин и Ю.Никулин) в фильме "Кавказская пленница"

Пожми руку!

Будучи уже популярным, известным артистом, сидя за рулем своего автомобиля, Моргунов превысил дозволенную скорость. Свисток инспектора. Остановка. Не выходя из машины, Моргунов кричит гаишнику:

«Давай, иди сюда, моя дорогуша! Не видел живого Моргунова? Ну, давай, пожми руку Моргунову! Быстро! Тороплюсь на съемку! Сзади едут Вицин и Никулин. Разрешаю пожать им руку тоже!» Привыкший к дисциплине и начальствующему тону, милиционер вытянулся, что называется, в струнку и отдал честь.

Автографы на коньяке

Страсть к шуткам и розыгрышам связала невидимыми, но прочными узами Бориса Сичкина и Евгения Моргунова. В Курганской области проходил фестивать искусств, где присутствовало много популярных артистов эстрады и кино. Для чего устраиваются фестивали? По мнению Сичкина, плодотворно работать в колхозе мешают два обстоятельства: в основном бесплатный труд и отсутствие продуктов в магазинах. Тогда на помощь приходит фестивать искусств. Партийные секретари совместно с директорами совхозов и председателями колхозов устраивают банкеты для себя и… артистов.

В одном из колхозов стол был накрыт человек на полтораста. На столе было все, чего не было в магазинах. Несколько ящиков экспортной водки, выдержанные коньяки… Артистов человек десять. Приблизительно столько же руководителей. Артистам предстоял еще один концерт. Пить нельзя. Казалось, жидкие сокровища останутся непродегустированными. Моргунов нашел блестящий выход из «безвыходного» положения.

— Борис! — заявил он громогласно.— Ты мой самый любимый артист. И я хочу тебе подарить автограф на бутылке коньяка.

Подойдя к ящику, он взял две бутылки. На одной написал дарственную надпись и торжественно вручил. Сичкин решил не оставаться в долгу и написал на другой бутылке теплые слова. Оказалось, что эстрадники Шуров и Рыкунин — собиратели автографов. Получив автографы от Моргунова и Сичкина, подарили свои. Через несколько минут у каждого из артистов собралось около десятка автографов.

Сердце секретаря горкома чуть не выскочило от радости, видя такую артистическую дружбу. Он подошел к Моргунову с просьбой, чтобы он ему написал что-нибудь на бутылке. Моргунов моментально исполнил просьбу, заметив при этом, что было бы крайне несправедливо, если бы секретарь не подарил ему свой автограф...

Пари

Популярность Моргунова росла не по дням, а по часам. Поклонники занимали заранее очередь, чтобы поужинать с ним. Как правило, это был ресторан ВТО. Войдя как-то в ресторан, Сичкин услышал окрик:

— Борис! Подсаживайся к нам. Это мои друзья — полярные летчики.— А это — знаменитый Буба Касторский,— представил Моргунов. Глаза летчиков сияли от восторга.

— Тут у нас было заключено пари,— продолжал Моргунов,— на сто рублей за персону.

— Да, да,— подтвердили летчики и с радостью отдали деньги.

— Ребята, вы далеко деньги не прячьте. Скоро придут Савелий Крамаров, Олег Ефремов, Олег Стриженов, Сергей Юрский...

Предвиденье

— Когда я был молод, строен как тростинка и учился во ВГИКе, в стенгазете был специальный уголок, озаглавленный «Картинки будущего»,— говорит Моргунов.— Друзья-художники изобразили меня толстым-претолстым. Тогда изображение вызвало у меня веселье. Со временем я «несколько поправился» и понял, что художник зачастую может быть провидцем.

Евгений Моргунов с супругой Надеждой Николаевной

Евгений Моргунов с супругой Надеждой Николаевной

Экскурсовод

Странные люди — итальянцы. Они почему-то убеждены, что Чайковский — их соотечественник. Не простой — великий. Итальянец. Дом-музей, где он жил, сохраняют. Русских не пускают. Вот и пришлось на время, будучи там, стать итальянцем-гидом и повести на экскурсию в музей «латиноамериканканцев» из «Мосфильма».

Статуэтка

Был на гастролях почти анекдотический случай, когда приятель- артист, страшно куда-то торопившийся, узнав, что я собираюсь ехать в гостиницу, попросил передать своей жене полученную им зарплату. Никаких проблем. В одном здании. Только на разных этажах. Захожу в номер. Здороваюсь. Замечаю статуэточку. Перехватив взгляд, жена приятеля начинает рассказывать о достоинстве статуэтки и сложных путях ее приобретения. Делаю вид, что без этой статуэтки мне жизнь — не жизнь. Предлагаю невиданную цену (всю зарплату мужа). Жена сдается, отдает статуэтку.

А когда муж пришел домой и спросил, заходил ли Женя и отдал ли зарплату, она несколько изменилась в лице… Статуэтку (мне совершенно не нужную), я, конечно, отдал. Но жена приятеля почему-то на меня обиделась.

Рыбки хочется...

После одного шефского выступления в рыбсовхозе на Дальнем Востоке мне преподнесли здорвенную красную рыбу. Но я категорически отказался ее брать, поскольку это дорогой подарок и к тому же мои друзья — Вицин и Никулин — такой рыбы не получили. Тогда принесли еще здоровенных рыбин.

Тащить тяжело. А что делать?

(Записал Леонид БАБУБУШКИН
Фото автора, ж-л "Очаг", 1995)