Юрий Гагарин в гостях у одной болгарской семьи


Митка Грыбчева

Фотография Ю. Гагарина с его автографом

Фотография Ю. Гагарина с его автографом

Моя молодость прошла так, что я не могла и думать о встрече с человеком, который побывал в космосе. Тогда это показалось бы фантастикой, а нам было не до нее. Но после полета и возвращения не землю майора Юрия Гагарина в 1961 году в нашем доме наступило большое волнение: мой муж генерал Дямитр Грыбчев сообщил мне, что первый космонавт планеты приедет в Болгарию. В силу своего служебного положения (Грыбчев должен был взять на себя заботу о Гагарине, или, говоря иными словами, сопровождать его во время пребывания в нашей стране. Я испытывала зависть в самом благородном смысле этого слова, но знала, что мой муж — человек принципиальный. Он не обещал познакомить меня С Юрием Гагариным.

Я была среди софийцев, встречавших прославленного гостя, видела его издали, разглядывала фотографии в газетах, но ничего большего не ждала. И вот однажды муж взял десятилетнего Сокола и тринадцатилетнюю Иванку и повез их в Бояну.

Юрий Гагарин в Болгарии в квартире Грыбчевых

В квартире Грыбчевых (слева направо): Сокол Грыбчев, Митка Грыбчева, Юрий Гагарин, Валентина Гагарина, Димитр Грыбчев. Автограф Гагарина с атой 17 июня 1966 года

Там вместе с другими детьми они встретились с Юрием Гагариным. Потом мой муж рассказывал, что Сокол в детском порыве предложил сфотографировать Гагарина с голубем в руке. Тогда ли именно была сделана известная фотография первого космонавта с голубем или в другое время, с уверенностью сказать не могу.

Я знала, что Гагарин выразил желание увидеть Софию вблизи, походить по улицам. Генерал Грыбчев сопровождал его — космонавт был в штатской одежде и темных очках. 26 мая они прогуливались в Парке Свободы и, когда мой муж упомянул, что живет поблизости, Гагарин настоял: „Хочу к вам!" Я уверена, что мужу хотелось, чтобы и я познакомилась с Гагариным, поэтому он искал подходящего случая.

Юрий Гагарин утром 24 мая 1961 года в резиденции 'Бояна'

Утром 24 мая 1961 года в резиденции "Бояна"

Когда в дверь позвонили, мы с детьми уже легли, но еще не уснули. Я велела Иванке открыть. В нашем доме было традицией — мы все провожали и встречали нашего отца, когда это было возможно. Встала и я — слышу, дети повторяют: „Мама, мама. Гагарин!" Сначала я подумала, что они шутят. Вошла в гостиную, и что же вижу: стоит улыбающийся Юрий Гагарин! Что я тогда говорила, не помню, помню только, что бросилась его обнимать. Дети продолжали что-то выкрикивать от радости а он стоит среди комнаты — самый земной небесный человек, какого я только когда-либо видела!

Все мы оделись на скорую руку. Я пошла в кухню приготовить кофе, а он вошел ко мне, улыбаясь, ему хотелось видеть всю квартиру, узнать как живет болгарская семья. Я догадалась пригласить кое-кого из соседей и соседских детей, чтобы и они разделили нашу радость. О чем мы тогда говорили, что говорил Юрий Гагарин, сейчас не помяю. Помню только, что держался он очень непринужденно — улыбающийся, такой приветливый и такой молодой, что непременно хотелось разговаривать с ним о будущем, о счастье людей.

Майор Юрий Гагарин в Плевене. 1961 год

Майор Юрий Гагарин в Плевене. 1961 год

В 1966 году он снова посетил нас — на этот раз с женой. Мы встретили его как старого знакомого. Сели за стол, выпили за здоровье присутствующих и приезд гостей. Он все расспрашивал нас о детях. Тогда Иванка училась в ГДР на кинорежиссера, и рн вспомнил, что во время первой встречи предсказал ей, что она станет актрисой. Гагарин поделился с нами и своими впечатлениями о Болгарии - цветущая страна, сердечный народ. Для него наша родина была страной цветов, роз и хороших людей — так он выразился, и я это запомнила дословно, поэтому он и выбрал Болгарию, чтобы провести здесь свой отпуск.

Больше я его не видела. В нашем доме осталось много его фотографий. Иногда я их рассматриваю, перелистываю альбомы и вспоминаю о нем как о живом человеке. Мне хотелось бы, чтобы такими были будущие люди, о которых мы мечтали и за которых боролись!

Иванка Грыбчева

Первый космонавт Юрий Гагарин приехал в Болгарию примерно чрез полтора месяца после полета, по случаю 24 мая — праздника славянской письменности. Именно этот праздник я и запомнила: рано утром отец велел нам с братом поскорее одеться и повез нас в Бояну. Было около восьми часов. В саду были и другие дети в белых блузках и красных галстуках. Вдруг мы увидили Гагарина. Он был в военной форме. Помню, что Славка Ганева, маленькая внучка Дямитра Ганева, стала плакать и упираться. Для нее Гагарин был каким-то особенным, неземным существом. Гагарин засмеялся, наклонился, сорвал цветок и подал его девочке. Славка взяла его. Контакт был установлен. Мы плотным кольцом окружили звездного героя, сфотографировались с ним, а потом он пошел на демонстрацию.

Я не думала, что мне доведется встретить его снова. 26 мая, помню, мы уже были в кроватях (я и мой брат спали в одной комнате), когда раздался звонок в дверь. Я встала, чтобы открыть. Была уверена, что это возвращается отец, а в проеме двери вдруг увидела Гагарина. Улыбаясь, он сказал: „Добрый вечер!" Вот тогда и я разохалась, побежала к маме. Мама, удивленная вошла в гостиную и кинулась его обнимать. Отец сначала притаился на лестнице и появился только потом. Позвали мы и соседей — Штипаловых, собрались все вокруг дорогого гостя, и папа рассказал, как все было.

Гагарин почувствовал себя усталым, пожелай прогуляться по парку.

Пошли вдвоем, отец дал ему свой плащ, чтобы его не узнали случайные прохожие. Отец был общительным человеком, любил разговаривать с людьми, видимо, не удержался и на этот раз: подошел к влюбленной парочке, сидевшей на скамейке и заговорил с молодыми людьми: „Знаете, кто со мной?“ Откуда им было знать... Тогда Гагарин снял темные очки, засмеялся. Его тут же узнали. Обрадовались. Он сел рядом с ними на скамейку, разговорились. Гагарин поинтересовался, кто они такие, где учатся, что думают делать в будущем. Собрались еще люди — каждый хотел пожать руку Юрию Гагарину. Думаю, что отец был доволен!

Потом упомянул, что живет поблизости — на улице Христо Смирненского, 4 и Гагарин пожелал зайти к нам. Для него это было необыкновенным событием. Этот человек еще весь был пропитан духом космоса, если можно так выразиться. Он словно явился из будущего. К сожалению, долго он у нас не пробыл — у него была своя программа, и мой отец отвечал за ее выполнение. Помню, что мама тогда подарила Гагарину свою книгу „Во имя народа". 24 мая утром он только поставил подпись на своем портрете, который подарил детям на память. А сейчас, посмотрев на меня, сказал: „Дай-ка фотографию!" Тогда папа попросил меня „прочитать стихотворение". Я не помню, что я прочла, но только Гагарин спросил: „Кем ты хочешь стать?" И я смело ответила: „Артисткой"! Все засмеялись, но он серьезно дополнил свой автограф на портрете — пожелал мне стать хорошей актрисой.

Слова его имели для меня магическую силу. Могу с уверенностью сказать, что он оставил светлый след в моей жизни. Подобные встречи не забываются. Он распахнул передо мной дверь — в буквальном и переносном смысле, и я по-прежнему представляю его себе таким: в проеме открытой двери. В сущности, она была распахнута для всего человечества. Какими бы сильными ни были доводы здравого разума — для меня Гагарин жив!

Народная героиня Митка Грыбчева — участница подпольной боевой группы, которая осуществила ряд смелых нападений в центре Софии против представители фашистской власти. Генерал Димитр Грыбчев был партизаном и политзаключенным, а после победы социалистической революции Девятого сентебря 1944 года отвечал за охрану Георгия Димитрова и других болгарских руководителей и видных иностранных гостей. Заслуженная артистка Иванка Грыбчева в настоящее время — известный режиссер в болгарском кино.

(фотографии взяты из семейного альбома Грыбчевых и публикуется впервые)

(Журнал "Огни Болгарии" № 5 май 1981 цена 20 коп.).