Иванушки International


"Можно даже пукнуть со вкусом"

Иванушки International, 1997, фото Г.Усова

ЭТИ трое ребят, пришедшие на смену “Ласковому маю” и группе “На-на”, знакомы, наверное, каждой девчонке от Калининграда до Петропавловска-Камчатского. Видеоклипы группы показывают на всех центральных, областных и кабельных телеканалах СНГ, их альбомы закручены на тинэйджерских магнитофонах до дыр, их изображениями облеплены стены квартир... Мы решили не спрашивать “Иванушек” в очередной раз о личной жизни и их кулинарных пристрастиях, а заглянули вместо этого в закулисье их сценической жизни, на темную сторону их человеческих стремлений, в самый центр их концепций и мировоззрений. Итак, Андрей Григорьев-Аполлонов (рыжий весельчак), Кирилл Андреев (самый здоровый из них) и Игорь Сорин (философ) - о жизни, о любви и о фанатах.

- Всем вам троим уже под 30, вы давно вышли из тинэйджерского возраста, и тем не менее все ваши фанаты - именно тинэйджеры. Вас это не смущает?

Андрей: Это - о’кей. У всех этих маленьких детей есть родители, которые волей-неволей заражаются от своих дочек и сыновей. Другое дело, что на наших концертах исключительно девчоночий контингент. У взрослых так отчетливо не проявляется чувство любви, а если женщина и влюблена, то она никогда не скажет об этом, потому что у нее муж и еще трое детей. Поэтому на концерты приходят именно те люди, у которых чистое, искреннее чувство, которые помимо песен любят еще и кого-то из нас. Как это может смущать? Это может только вдохновлять в создании новых песен. Я даже скажу вам первым, наш второй альбом будет называться “Твои письма”. Потому что то количество писем, которое приходит, сложно описать словами. Центнеры писем.

- Все ваши песни - о любви. Как вы считаете, женская любовь чем-то отличается от мужской?

Игорь: Она другая вообще, женская любовь. Дело в том, что женщина сделана из ребра мужчины, а, как известно, в ребре мозг как таковой отсутствует. Поэтому у них любовь - это инстинкт. То есть инстинкт самосохранения. А мужчина - это воин-защитник. У него есть выбор. Вообще любовь между мужчиной и женщиной - это одна из форм любви. А любовь сама по себе - это не отношения между людьми, это видение, это дар.

- Ваше отношение к религии?

Андрей: Я православный, приветствую только эту религию, и другого для меня нет пути. В пору молодости я бегал в “Хари Кришна”, “Живое слово”, а когда мы с Игорем были в Польше, подолгу сидел в костелах. Но в итоге я понял, что православие - единственная истинная религия.

Кирилл: Я тоже считаю себя православным.

Игорь: Для меня религий никаких нет. Твой Бог в тебе, и не ищи другого. А религия - это примитивная форма донесения каких-то самых простых истин типа “не убий”, “не укради”. Это было придумано, чтобы наставить людей на путь истинный, чтобы они отложили камни и топоры и начали жить по законам.

- Что такое, по вашему, пошлость?

Игорь: Пошлость прежде всего - это отсутствие вкуса и стиля. Еще есть чувство юмора - оно бывает хорошим, бывает плохим. Есть и чувство юмора такое, когда люди пытаются, утопив другого, на пошлости вырасти. Это одна из форм проявления животного качества, которое в некоторых людях присутствует, как атавизм.

Андрей: К сожалению, не в некоторых, а в большинстве. У нас большие проблемы со вкусом. Я сейчас думаю, чем мы занимаемся. У нас на российской сцене пошлятины до фига. Это отсутствие вкуса, здесь ничего не сделаешь. Хотя даже пукнуть можно пошло. А можно пукнуть так, что будет лежать весь зал. И никто не подумает, что это пошло, если это будет сделано со вкусом.

- Ваше отношение к спорту?

Андрей: Я играю в бильярд, настольный теннис, вообще в те виды спорта, где не нужно бегать, я на сцене достаточно бегаю. По телевизору смотрю все чемпионаты мира по любым видам спорта. Потому что это зрелище, шоу, где играют высокие профессионалы.

Игорь: Нет, спорт - это бред. Это неинтересно.

- Фанаты - хорошо это или плохо?

Игорь: Фанатизм - один из видов религии. Люди делают из других людей иконы и молятся на них. Молодых девушек, у которых сознание еще не сформировано, переполняют инстинкты - специфика социума предлагает разных героев. Киноактеры, артисты, музыканты - им все равно. Я ни разу среди наших фанаток не видел нормальных девочек. Этот ступор в глазах, тряска... Я вижу во всем этом просто отсутствие правильного воспитания. Все войны - от фанатизма.

Андрей: Я не согласен, это не плохое воспитание, это социум. Для меня фанатизм (не воинствующий фанатизм!) - это проявление любви. Девчонки приходят на концерт лю-бя-щи-е. Просто подсознательно, вместе с любовью к музыке у них возникает любовь к человеку, который ее несет. Поэтому я приветствую нормальный фанатизм, и мне это по душе. Не считая, конечно, того безумия, которое продолжается вот уже в течение года, - эти сломанные автоответчики, надписи в подъезде и ночные вопли под окнами. Это уже наши проблемы.

- Напоследок вопрос, который нам задают ваши поклонницы в каждом письме. Что это за слухи о четвертом участнике “Иванушек”?

Игорь: Да, это подстраховочный вариант. Дело в том, что я сам пишу музыку и приступаю к процессу реализации моих внутренних возможностей. Человек, которого ищут, займет мое место. Это пирамида, это та же самая физика. Я ничего не теряю - я лишь перевожу количество в качество...

(Ева Камм, Руслан Шебуков,
"Аргументы и факты", №39/97)