1989. Западная печать о выборах в СССР


Прошедшие в Советском Союзе выборы народных депутатов можно назвать имеющими историческое значение для страны. Впервые за последние 70 лет на одно место предлагалось несколько кандидатов, среди которых избиратели могли выбрать достойного.

(Телекомпания Си-би-эс, США)


Выборы показывают, как радикально Михаил Горбачев изменил политическую жизнь в Советском Союзе. Всего за четыре года страхи, порожденные в прошлом, развеяны, а граждане начали открыто выражать свое мнение.

(«Бостон глоб», США)


Сам процесс выдвижения и утверждения кандидатур был сложным и спорным... И все же этот процесс далеко ушел от прежних лет, когда избиратель вообще не имел выбора, не считая возможности вычеркнуть или оставить единственного кандидата...

Предвыборная кампания в Москве вызвала примечательный, хотя и не стойкий, расцвет демократического духа... Предвыборные плакаты, хотя и сделанные «топорно», если судить по западным стандартам, расцветили город, словно весенние цветы.

(«Чикаго трибюн», США)


Результаты выборов свидетельствуют о том, что вотум недоверия был вынесен не Коммунистической партии как таковой — многие из победителей, пользующиеся репутацией сторонников перемен, состоят в партии, — а тем членам партии, которых не считают сторонниками программы экономического и политического обновления, проводимой советским руководителем...

М. С. Горбачев неоднократно заявлял, что партия учтет низкие результаты на выборах, решая судьбу деятелей Коммунистической партии, предупреждая тем самым, что те, против кого проголосует общественность или кого она отвергнет, не могут рассчитывать на то, что они будут до бесконечности сохранять свои партийные посты...

Ни один из этих официальных деятелей не потеряет своих постов, но тем не менее это поражение равнозначно вотуму недоверия со стороны общественности.

(«Нью-Йорк тайме», США)


Выборы в СССР дали свидетельство того, что народ выступает за продолжение политики реформ и, может быть, даже за более далеко идущие преобразования. Подобные итоги усиливают позиции М. С. Горбачева в борьбе с консервативными силами.

(«Свенска дагбладет», Швеция)


События последних нескольких дней в Советском Союзе кажутся просто невероятными. Борис Ельцин был избран по Московскому национально-территориальному округу подавляющим большинством голосов. Девять из каждых десяти москвичей, участвовавших в выборах, проголосовали за него.

Саму непредсказуемость результатов и тот факт, что бюрократическому аппарату не удалось обеспечить победу всех своих кандидатов, можно представить как свидетельство демократичности выборов.

Выборы обеспечат советскому руководителю М. Горбачеву такую поддержку, какой не пользовался ни один из его предшественников.

(«Индепендент», Великобритания)


Горбачев не изобретал демократии, но он узаконил выражение демократического потенциала, накопившегося за последнюю четверть века. Реформы Хрущева никогда бы не могли обрести политическую форму, поскольку советское общество еще было сильно раздроблено — не только годами сталинских репрессий, но и в результате отсталости, носившей структурный характер. Три десятилетия назад 90% советских рабочих имели лишь начальное образование.

Появление с тех пор более образованного населения, а также городской среды с сетью активных неформальных структур, включая профессиональные и другие организации, — вот на чем строится проводимая Горбачевым борьба за реформы...

В общем и целом на Съезде народных депутатов, возможно, сложится консервативное большинство, но в политическом плане было бы равносильно самоубийству не выбрать из его рядов в состав Верховного Совета значительное число сторонников реформ.

(«Гардиан», Великобритания)


Советские граждане проголосовали за настоящую демократию, более качественное продовольствие и расширение выпуска товаров народного потребления.

(«Дейли миррор», Великобритания)


Важный вывод, который можно было сделать еще до обнародования окончательных результатов, — непреодолимое продвижение вперед наиболее передовых реформаторов. Они не только не пострадали от резких нападок консерваторов, а, напротив, выиграли от них, так как выбор между кандидатами аппарата и кандидатами народа стал, таким образом, более ясным. В других местах, например в Прибалтике, сложилось своего рода спокойное большинство, проголосовавшее в пользу «национального», если не националистического дела.

Тем не менее Генеральному секретарю, который скоро станет первым советским президентом, придется иметь дело с очень деликатной ситуацией. До настоящего времени вся его стратегия состояла в проведении реформ по «центристскому» пути, то есть преодолевая противодействие и инертность и вместе с тем не давая гнать «лихим кавалеристам». Теперь некоторые из них одержали победу на выборах, которая обеспечивает им трибуну.

(«Монд», Франция)