1994. Полная независимость бывает только на кладбище


(Кавказ: точка зрения)

Брошенная в свое время Президентом России фраза: “Берите суверенитета столько, сколько унесете” - отдельными лидерами республик была воспринята слишком уж буквально. О полной независимости можно говорить разве что на кладбище. Ведь в мире все взаимосвязано, и полный суверенитет - удовольствие довольно дорогое. Сегодняшняя ситуация чем-то напоминает старый анекдот, когда в зоопарке к сторожу подходит посетитель и спрашивает: “Правда, что лев может съесть сразу 100 килограммов мяса?” На что тот ему отвечает: “Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?”

ДВА года назад в южном подбрежье России зародился союз республик, определивший впоследствии себя как Конфедерация народов Кавказа (КНК). После этого КНК впервые серьезно заявила о себе в период грузино-абхазского конфликта. Именно тогда конфедераты твердо выразили свою поддержку Абхазии и тем самым в определенной степени повлияли на позицию России в отношении Абхазии, Не окажи КНК помощь Абхазии, еще неизвестно, как бы подошли в Москве к решению конфликта в данном регионе. Вполне возможно, что Грузия и Россия смогли бы договориться между собой и Россия даже помогла бы Грузии подавить сопротивление Республики Абхазия. Однако в поддержку Абхазии выступил практически весь Северный Кавказ.

Одной из основных причин объединения народов Кавказа в единый кулак стало вторжение грузинских военных формирований на территорию Абхазии. В лице Грузии появился конкретный враг, против которого встали многие кавказские народы, объединенные в КНК.

Вполне можно предположить, что возникновение на юге России такой влиятельной политической силы не могло не насторожить российское руководство. Причины на то были и остаются самые весомые. В КНК благодаря огромной роли Чеченской Республики стал прорисовываться исламский фактор. И скорее всего подобное явление рано или поздно могло бы привести к объединению Кавказа со среднеазиатскими республиками, к которым, в случае благоприятной ситуации, примкнули бы Татарстан и Башкортостан. Кстати, недавняя поездка лидера Абхазии в Казань и Уфу является подтверждением того, что юг ищет связи с мусульманскими республиками, расположенными в центре России. Если такое произойдет, то в центре России и на большей части российских границ появится реальная сила, способная начать диктовать свои условия и отстаивать свои политические интересы. При создавшейся ситуации сам по себе напрашивается вывод: чтобы избежать подобной перспективы, необходимо ослабить роль КНК на Кавказе.

Интриги

ВОТ ПОЧЕМУ Россия встала перед необходимостью решить грузино-абхазский конфликт, хотя бы на время, не в пользу Грузии. Военные действия между Грузией и Абхазией, не без помощи России, на сегодня прекращены. Ведутся постоянные переговоры обеих сторон о возвращении беженцев в места их проживания. Как в Абхазии, так и в Грузии расположены российские войска, благодаря которым ситуация в республиках контролируется. Можно сказать, что России в этом регионе удалось погасить пожар войны. В результате Россия в глазах всего Кавказа предстает сегодня не в образе врага, а в образе миротворца, прекратившего в регионе кровопролитие.

Первый шаг сделан. И тут, как рояль в кустах, появляется Чечня, о которой на какое-то время в России вроде бы забыли. Надо заметить, что ЧР, в общем-то, все это время как была, так и остается со всеми своими внутренними проблемами. Однако, как гласит русская пословица, хороша ложка к обеду. И о Чечне вспомнили именно тогда, когда это стало нужно.

Дело в том, что Чечня играла и продолжает играть немалую роль как в КНК, так и в политической жизни самой России. Разобравшись с ЧР, Россия как бы убивает сразу двух зайцев. Во-первых, решила бы наконец-то свой внутренний вопрос с невозможно строптивой автономией, во-вторых, лишила бы КНК основной опорно-боевой силы. Однако делать это с помощью российских войск - значит настроить против себя не только Чечню, но и весь Кавказ. Поэтому как нельзя вовремя в Москве вдруг вспоминают, что в Чечне правит режим Дудаева, есть там оппозиция. И вообще - криминал, исходящий из Чечни, начинает усложнять обстановку во многих регионах, и с этим пора бы покончить.

Чечня

СЕГОДНЯШНЯЯ ситуация в Чечне практически один к одному напоминает противостояние оппозиционных сил и в Грузии (Гамсахурдиа - Шеварднадзе), и в Азербайджане (Эльчибей - Алиев). С одной лишь разницей: и в том, и в другом случае у противоборствующих сторон были лидеры, способные повести за собой значительную часть населения. В этих республиках президентов, выбранных на демократической волне, постигла довольно незавидная участь, на смену им пришли те, кто в “застойном” прошлом был у власти. Вполне можно предположить, что основной причиной поражения новоявленных политиков стало стремле ние Грузии и Азербайджана выйти из-под контроля России, тем самым затронув ее стратегические интересы.

Чтобы “убедить” республики в их ошибочном выборе, нужны были серьезные потрясения, в результате которых народ бы осознал, что выбраться из состояния, в котором пребывают сегодня и Грузия, и Азербайджан, без России невозможно. Судя по всему, нынешние лидеры Грузии и Азербайджана это уяснили и уже сегодня серьезно поговаривают о возможном воссоединении с Россией.

Что же касается Чечни, то на сегодня у нее нет лидера, способного противостоять Д. Дудаеву.

Бывший российский спикер Р. Хасбулатов, несомненно имеющий определенный авторитет, больше напоминает советника президента, чем самого президента. К тому же Хасбулатов долгое время жил вне республики, и в борьбе за лидерство это имеет немалое значение.

Но главное, в Чечне хорошо понимают, что смени Хасбулатов Дудаева, отношения с Россией останутся без каких-либо изменений.

Для России наиболее желанным на посту президента Чечни, безусловно, был бы либо У. Автурханов, либо изгнанный из Чечни дудаевским режимом бывший партийный руководитель республики Д. Завгаев. И тот и другой, безусловно, взяли бы курс на сближение с Россией. Однако шансов занять пост президента у них значительно меньше, чем у того же Р. Хасбулатова. Зато за каждым из них стоит свой тейп (род), в котором великолепно понимают, что при свержении Дудаева настанет время опять делить власть и портфели. И в этой ситуации главное не опоздать.

Подобное положение дел в республике, перенасыщенной оружием, в ближайшее время может привести к ситуации совершенно неуправляемой. Как только в Чечне падет режим Дудаева, будет достигнута цель, которую поставили перед собой в республике многие, не задумываясь о том, что же будет дальше.

А дальше, при отсутствии общепризнанного лидера, оппозиционные силы, объединенные только на время единой целью свергнуть Дудаева, тут же направят стволы своих автоматов друг на друга, чтобы поделить то, что осталось.

(Виктор Перушкин, «Аргументы и факты», № 37, 1994 г.)