Кое-что новенькое о Берии


В массовом сознании время с 5 марта по 26 июня 1953 г. - со дня смерти И. В. Сталина до ареста возглавившего мощный репрессивный аппарат Л. П. Берии - связывается с неудачной попыткой последнего пробраться на вершину власти. Не исключено, что именно закулисной борьбой в окружении покойного “вождя” объясняется тогдашняя “игра в демократию” - столь неожиданно начатая “хозяином Лубянки”. Впрочем, возможны и другие версии...

Палач в роли реформатора?

За 1 ч. 10 мин. до смерти Сталина состоялось заседание Бюро Президиума ЦК КПСС, на котором были предварительно оговорены организационные вопросы. Было признано необходимым “иметь в Центральном Комитете КПСС вместо двух органов ЦК - Президиум и Бюро Президиума - один орган - Президиум Центрального Комитета КПСС, как это определено Уставом партии”. Перед заседанием Хрущев предложил Маленкову “побеседовать, как дальше жить будем”. Однако получил холодный отказ: “А что сейчас говорить? Съедутся все, тогда и будем говорить. Для этого и собираемся”.

На совместном заседании Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Президиума Верховного Совета СССР вечером 5 марта Берия выдвинул кандидатуру Маленкова на пост Председателя Совета Министров, а тот, в свою очередь, предложил объединить два министерства - МГБ и МВД в одно Министерство внутренних дел СССР и поручить возглавить его Берии. Ворошилов стал Председателем Президиума Верховного Совета СССР, а Хрущева утвердили председателем комиссии по организации похорон Сталина, рекомендовав сосредоточиться на работе в ЦК КПСС.

“ВОССТАНОВИТЬ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ ЗАКОННОСТЬ”

Став министром объединенного МВД СССР, Берия сосредоточил в своих руках огромную власть. Существуют разные версии о том, как он собирался ее использовать. Известно, что в разговоре с Микояном он изложил свое кредо так: “Надо восстановить законность... У нас много арестованных, их надо освободить и зря людей не посылать в лагеря. МВД надо сократить, у нас не охрана, а надзор за ними”. А уже 9 марта, выступая на похоронах Сталина, с трибуны Мавзолея он заявил о гарантировании каждому гражданину СССР дарованных ему Конституцией прав личности.

Во исполнение поручения Берии секретариат МВД в марте 1953 г. подготовил и направил в ЦК КПСС и Совет Министров ряд предложений, подтверждающих серьезность намерений министра. В том же месяце были освобождены арестованные по “делу врачей”. Было пересмотрено и так называемое “мингрельское дело” (о якобы раскрытой в начале 50-х гг. в Грузии мингрельской националистической организации).

МВД подготовило и направило на имя Маленкова и Хрущева представление с предложением амнистировать всех осужденных внесудебными органами, прежде всего “тройками”.

Другим представлением предлагалось ограничить компетенцию Особого совещания при министре (тоже внесудебного органа) правом заключения в лагерь сроком на 10 лет. Однако при обсуждении этого вопроса на заседании Президиума ЦК КПСС Хрущев при поддержке Молотова и Кагановича выступил против, и Берия отозвал свое предложение.

На основании указа, опубликованного в “Правде” 28 марта, из мест заключения были освобождены более миллиона человек. (Под действие указа подпадали осужденные на срок до 5 лет.) Амнистия коснулась и осужденных на основании указа “Об охране государственной и личной собственности” от 4 июня 1947 г. Однако все радикальные предложения МВД по амнистии репрессированных в 30 - 40-е гг. были отклонены, а Берии указали, что он проводит такие мероприятия “с излишней поспешностью”.

Берия впервые поставил вопрос о ликвидации и выводе из системы МВД целых структурных подразделений. Только в марте 1953 г. были переданы в другие ведомства 18 таких подразделений (среди них - Дальстрой, Спец- строй, Гидропроект). Кроме того, из МВД в Министерство юстиции был передан ГУЛаг.

КОГДА “ОРГАНЫ СТОЯТ НАД ПАРТИЕЙ”

Во времена “хрущевской оттепели” в общественное сознание настойчиво внедрялся миф о том, что в годы “большого террора” органы госбезопасности встали над партией, а после смерти Сталина Берия якобы пытался вернуть им это положение. Документы, однако, свидетельствуют о другом. Все оперативные приказы о проведении массовых операций, все организационные перестройки в органах госбезопасности находились в сфере внимания — ЦК партии и санкционировались либо Оргбюро, либо Политбюро ЦК. Берия не нарушал установленного порядка.

В то же время весной 1953 г. по указанию Берии органы МВД на местах занялись сбором материалов, подтверждающих некомпетентность партийных органов в хозяйственных вопросах. Большую настороженность у партаппаратчиков вызвало также указание собрать сводный материал о национальном и образовательном уровне работников обкомов, горкомов и райкомов партии.

Однако особенно возмутило партаппарат принятое 9 мая по инициативе Берии постановление Президиума ЦК КПСС, где, в частности, предлагалось “отказаться от оформления портретами колонн демонстрантов, а также зданий предприятий, учреждений и организаций в дни государственных праздников”. (Уже через неделю после ареста Берии это постановление было отменено как “ошибочное”.)

Сохранившиеся в архивах материалы показывают, что последние дни перед арестом “лубянского маршала” в МВД были заполнены работой по подготовке документов чрезвычайной важности. В одном из них, датированном 16 июня, предполагалось решить в принципе судьбу ГУЛага: Берия предлагал “ликвидировать сложившуюся систему принудительного труда ввиду экономической неэффективности и бесперспективности”. Одновременно предлагалось приступить к коренному пересмотру всех дел, связанных с так называемыми “контрреволюционными преступлениями”.

Анализ архивных документов позволяет предположить, что реформаторские планы после смерти Сталина у Берии действительно были - и весьма серьезные. Но реализовали их другие.

(Борис СТАРКОВ, доктор исторических наук, "Аргументы и факты", №46 (683), ноябрь 1993 года)